103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

ЧЕЛОВЕК В КОСМОСЕ . .......... 60 ЛЕТ.

22. Снова на крыльях.

Первый рывок в космос, вывод первых спутников земли, первые полёты человека в космос и на Луну совершались на одноразовых ракетах, которые потом падали в виде металлолома на землю или сгорали в верхних слоях атмосферы.

Если бы удалось решить проблему хотя бы ограниченной многоразовости носителя, стоимость запусков, требовавших вывода в космос всё более тяжёлого веса, можно было бы уменьшить в разы, а для некоторых систем в десятки раз.

Были у таких систем и другие цели. Ещё в конце 1950-х США начали разрабатывать космический бомбардировщик X-20 "Dyna-Soar". Помимо разведки он должен был уничтожать спутники противника и, совершая «нырки» в атмосферу, наносить удары по целям на Земле. 

Но реальной американской государственной программой стала «Космическая транспортная система», более известная в мире как Space Shuttle («Космический челнок»). Ее основной целью было создание и использованием многоразового пилотируемого транспортного космического корабля, предназначенного для доставки на низкие околоземные орбиты и обратно людей и различных грузов.

Над программой начали работать в 1969 году по линии финансирования двух государственных ведомств США: NASA и Минобороны. При этом специалисты применили ряд технических решений, которые ранее были опробованы на лунных модулях программы «Аполлон». Кроме пилотируемого космического корабля многоразового применения в систему входили наземные обеспечивающие комплексы (в первую очередь, стартово-поосадочный), центр управления полетом, а также системы ретрансляции данных и связи через спутники и иные средства.

В работах по данной программе приняли участие все ведущие американские аэрокосмические компании. Программа была по-настоящему масштабной и национальной, различные изделия и оборудование для «Спейс Шаттл» поставляли более 1000 компаний из 47 штатов. Контракт на строительство первого орбитального корабля в 1972 году выиграла компания Rockwell International. Строительство первых двух шаттлов началось уже в июне 1974 года.

Конструктивно многоразовая транспортная космическая система Space Shuttle включала в себя два спасаемых твердотопливных ускорителя, которые выполняли роль первой ступени и орбитального многоразового корабля (orbiter) с тремя кислородно-водородными двигателями, а также большим подвесным топливным отсеком, который образовывал вторую ступень. После завершения программы космического полета орбитер самостоятельно возвращался на Землю, где выполнял посадку по-самолетному на специальных ВПП.

Два твердотопливных ракетных ускорителя работают в течение примерно двух минут после запуска, разгоняя космический корабль и направляя его. После чего на высоте примерно 45 километров они отделяются и при помощи парашютной системы приводняются в океан. После ремонта и перезаправки они используются вновь.

Наиболее известной и узнаваемой частью системы является сам многоразовый космический корабль – челнок, собственно сам «спейс шаттл», который и выводится на околоземную орбиту. Данный челнок служит полигоном и платформой для проведения научных исследований в космосе, а также домом для экипажа, в состав которого может входить от двух до семи человек. Сам шаттл выполнен по самолетной схеме с треугольным в плане крылом. Для посадки он использует шасси самолетного типа. Если твердотопливные ракетные ускорители рассчитаны на использование до 20 раз, то сам челнок – до 100 полетов в космос.

На симпозиуме, состоявшемся в 1969 году, «отец» шаттла Джордж Мюллер отмечал: «Наша цель – уменьшить стоимость доставки килограмма полезного груза на орбиту с 2000 долларов для Сатурна-V до уровня 40-100 долларов за килограмм. Так мы сможем открыть новую эру освоения космоса. Задачей на будущие недели и месяцы для этого симпозиума, а также для NASA и для ВВС является обеспечение уверенности в том, что мы сможем этого добиться".

12 апреля 1981 года в космос был запущен многоразовый транспортный космический корабль (МТКК) «Колумбия» - первый корабль программы «Космическая транспортная система». Это был опять-таки дорогой и технически очень сложный корабль. Он мог выводить на низкую опорную орбиту около 25 тонн полезной нагрузки, а размер его превосходил размеры кораблей серии «Аполлон» или любого советского «Союза».

Но «Спейс Шаттл» мог не только доставлять на орбиту грузы, но и спускать их обратно. Эти корабли могли даже снимать с орбиты свои поломанные спутники или, как вариант, воровать вражеские. В СССР даже считали, что Шаттлы могли использоваться американцами как орбитальные бомбардировщики.

Шаттлы были рассчитаны на пребывание на орбите Земли на протяжении двух недель. Обычно их полеты продолжались от 5 до 16 суток. В общей сложности за время действия данной программы с 1981 по 2011 год космическими челноками было осуществлено 135 стартов, из них «Дискавери» – 39, «Атлантис» – 33, «Колумбия» – 28, «Индевор» – 25, «Челенджер» – 10. Всего в рамках программы было построено пять перечисленных выше шаттлов, которые совершали полеты в космос.

Вот несколько фактов в реализации программы.

Первый старт шаттла состоялся ровно в двадцатилетнюю годовщину старта Гагарина — 12 апреля 1981 года. Это был первый в истории мировой космонавтики случай полёта

корабля нового типа сразу с экипажем (Джон Янг и Роберт Криппер) без предварительных беспилотных запусков. Дело в том, что шаттл без человека на борту совершить посадку не мог.

Шаттлом «Дискавери» в апреле 1990 года был доставлен на орбиту телескоп «Хаббл» (полёт STS-31). На шаттлах «Колумбия», «Дискавери», «Индевор» и «Атлантис» были осуществлены четыре экспедиции по обслуживанию телескопа «Хаббл». Последняя экспедиция шаттла к «Хабблу» состоялась в мае 2009 года. Так как с 2011 года полёты шаттлов были прекращены, это была последняя экспедиция человека к телескопу.

В 1990-е годы шаттлы принимали участие в совместной российско-американской программе «Мир — Шаттл». Было осуществлено девять стыковок со станцией «Мир».

Вот как проходила одна из экспедиций.

В феврале - апреле 1997 года на станции "Мир" произошло ряд аварий, но к началу мая на станции найдены и устранены почти все дефекты. Пришло время посещения станции американцами. Российские специалисты убеждают их, в том, что на «Мире» можно жить и работать без угрозы для жизни, но в NASA не верят и не решаются отправлять на «Мир» своего очередного астронавта — Майкла Фоула. Ему самому предлагают выбирать лететь или нет.

Майкл Фоул вспоминает:"Но я следил за этими вопросами достаточно хорошо, я здесь жил в Звёздном городке с семьей, я понял, что будет пуск на шаттле и я тоже понял, что это уже как международная программа, имеющая своё движение уже, инерцию. Поэтому когда я уже слышал, что, а может отменят мой полёт, я думал, что вряд ли".

Наконец NASA принимает решение отправить на станцию шаттл «Атлантис»,

он стартует 15 мая. Экипажем из семи человек командует опытный астронавт Чарльз Прекорт. Ему помогает пилот Айлин Коллинз, в экипаже Майкл Фоул, Карлос Норьега, Эдвард Лу, француз Жан-Франсуа Клервуа и россиянка Елена Кондакова. Через двое суток челнок причаливает к станции.

Майкл Фоул:"И когда мы приближались к станции я помню как красиво она выглядела на чёрном фоне, потому что всегда так подходит шаттл, снизу вверх, чтоб станцию было видно и солнце освещало её. Я помню, что Кондакова мне сказала «Ну, Майкл, ты грустишь? Мне кажется, что ты печально смотришь на станцию». Нет Елена, я просто думаю, как это будет 5 месяцев пожить там".

Среди грузов челнока - новая установка для получения кислорода и большой запас чистой воды. Джерри Линенджер, бывший до этого на станции, с радостью сдает дела Майклу Фоулу и перебирается на шаттл. После пятидневного совместного полета «Атлантис» улетает на Землю. Фоул остается на «Мире» вместе с Циблиевым и Лазуткиным и, в отличии от Линенджера, идеально вписывается в экипаж, несмотря на запрещающие инструкции он помогает космонавтам во всем.

Шаттлы играли важную роль в осуществлении проекта по созданию Международной космической станции (МКС). Так, например, некоторые модули МКС, в том числе российский модуль «Рассвет» (был доставлен шаттлом «Атлантис»), не имеют своих двигательных установок в отличие от российских «Заря», «Звезда», и модулей «Пирс», «Поиск», которые стыковались в составе грузового корабля-модуля «Прогресс М-СО1», а значит, не могут самостоятельно маневрировать на орбите для стыковки со станцией. Их доставка осуществлялась в грузовом отсеке шаттла.

В течение всех тридцати лет, когда шаттлы были в эксплуатации, они постоянно развивались и модифицировались. За всё время эксплуатации было произведено более тысячи модификаций к изначальному проекту.

Шаттлам принадлежит и самый печальный антирекорд среди всех космических систем – по количеству погибших людей. Две катастрофы с их участием стали причиной гибели 14 американских астронавтов.

28 января 1986 года при взлете в результате взрыва внешнего топливного бака разрушился шаттл «Челленджер», это произошло на 73-й секунде полета и привело к гибели всех 7 членов экипажа, включая первого астронавта-непрофессионала — бывшую учительницу Кристу Маколифф, которая выиграла общенациональный американский конкурс на право полететь в космос.

Вторая катастрофа произошла 1 февраля 2003 года во время возвращения корабля «Колумбия» из своего 28-го полета в космос. Причиной катастрофы стало разрушение наружного теплозащитного слоя на левой плоскости крыла челнока, что было вызвано падением на него куска теплоизоляции кислородного бака в момент старта. При возвращении шаттл развалился в воздухе, погибли 7 астронавтов.

Программа «Космическая транспортная система» была официально завершена в 2011 году. Последний полет состоялся 8 июля и был осуществлен шаттлом «Атлантис» с сокращенным до 4 человек экипажем. За 30 лет эксплуатации эти космические корабли выполнили 135 полетов, в общей сложности они совершили вместе 21 152 витка вокруг Земли, доставив в космос 1,6 тысяч тонн различных полезных грузов. В состав экипажей за это время вошло 355 человек (306 мужчин и 49 женщин) из 16 различных стран. Астронавт Фрэнклин Стори Масгрейв был единственным, кто совершил полеты на всех пяти построенных челноках.

В США после успешных стартов «Спейс Шаттл» появился проект новой орбитальной станции под названием Freedom (русс. Свобода). О планах строительства станции объявил 40-й президент США Роналд Рейган. Но после распада СССР проект решили отменить, и на основе «Фридома» и станции «Мир» создать Международную космическую станцию, но уже совестно с Россией и другими странами.

Когда взлетел первый американский шаттл, в СССР усомнились в правдивости намерений американского руководства использовать подобные корабли только в мирных целях.

Проведенные в военных НИИ и в Институте прикладной математики под руководством президента Академии наук Мстислава Келдыша экспертизы и аналитические исследования привели к заключению, что «будущий корабль многоразового использования сможет нести ядерные боеприпасы и атаковать ими территорию СССР практически из любой точки околоземного космического пространства» и «американский шаттл грузоподъемностью 30 тонн в случае его загрузки ядерными боеголовками способен совершать полеты вне зоны радиовидимости отечественной системы предупреждения о ракетном нападении. Совершив аэродинамический маневр, например, над Гвинейским заливом, он может выпустить их по территории СССР».

Исходя ходя из этого, было решено создать советский аналог шаттла, тем более что определенный задел к тому времени уже имелся. В феврале 1976 года вышло постановление Совета Министров СССР о создании многоразовой космической системы в рамках работы над программой «Энергия-Буран». Одной из основных задач многоразовой системы была доставка в ближний космос боевых орбитальных аппаратов, способных лазерным или ракетным оружием уничтожать баллистические ракеты и космические аппараты противника. Помимо этого планировались и кдары по наземным целям.

Выводить многоразовый аппарат «Буран» в космос должна была никем не превзойденная по мощности из летавших ракета-носитель «Энергия». Специально для неё КБ «Энергомаш» под руководством Валентина Глушко спроектировало кислородно-керосиновый двигатель РД-170 — самый мощный жидкостный реактивный двигатель в мире, имевший тягу 7257 кН у Земли. Для сравнения: двигатель F1 американской лунной ракеты Saturn-V имел околоземную тягу 6869 кН.

Примечание: Наследством, полученным от «Энергии», космонавтика пользуется и сейчас. Двигатели РД-180 экспортируются в Америку и используются на первой ступени ракеты Atlas-V (для них прописано специальное исключение во всеобъемлющем санкционном законе CAATSA 2017 года), а РД-191 работают на российских ракетах «Ангара». Оба изделия — прямые наследники РД-170, правда, существенно менее мощные.

Первый взлёт «Энергия» совершила в мае 1987-го. Тогда в качестве полезной нагрузки на ракету-носитель был установлен габаритно-массовый макет еще одной пионерной военной разработки — 77-тонной боевой лазерной орбитальной платформы «Скиф» (другое название — «Полюс»). Две ступени «Энергии» отработали успешно. Через 460 секунд после старта «Скиф-ДМ» отделился от ракеты-носителя на высоте 110 километров, но процесс его самостоятельной ориентации пошел нештатно, и, не выйдя на заданную орбиту, макет упал в Тихий океан.

Второй и последний запуск "Энергии" был проведен боевым расчётом космодрома "Байконур" для выведение на околоземную орбиту космического самолёта "Буран" 15 ноября 1988 года.

Кто же создавал «Буран» и что он собой представлял?

Специально для создания системы «Энергия-Буран» было образовано научно-производственное объединение «Молния», а его генеральным директором назначен Г.Е. Лозино-Лозинский, занимавшийся до этого разработкой аэрокосмической системы «Спираль».

Внешне "Буран" выглядел копией американского "Шаттла", однако, конструкционного и технологического преимущества в советском космоплане было немало. Во-первых, он мог садиться на Землю в автоматическом режиме, без участия человека; во-вторых, у него не было маршевых или разгонных двигателей; в-третьих, имелась система экстренного спасения экипажа и, в-четвертых, на орбиту он мог выводить на пять тонн больше полезного груза, чем его заокеанский прототип.

Управляли кораблем уникальная специальная автономная система и радиотехническая система «Вымпел», разработанные Всесоюзным научно-исследовательским институтом радиоаппаратуры. В их задачу входили высокоточные измерения на борту навигационных параметров и обеспечение спуска и автоматической посадки, включая пробег по полосе до места остановки.

Особое значение имела защита корабля от высоких температур. Тепловая защита «Бурана» была изготовлена под руководством Всесоюзного института авиационных материалов (ВИАМ) на Тушинском машиностроительном заводе при участии специалистов НПО «Молния» и ОНПП «Технология». По целому ряду характеристик (прочность плитки, аэродинамическое качество, степень черноты и каталитичность покрытия) она значительно превосходила американский аналог, разработанный для шаттлов.

Для предотвращения передачи температуры от наиболее теплонагруженных углеродных элементов орбитального корабля к силовым конструкциям из металла и в целях компенсации температурных расширений разнородных материалов использовались керамические «отсечные мосты». Они были созданы на ОНПП «Технология» на основе нитрида кремния. С помощью «отсечных мостов» осуществлялось крепление носового обтекателя и секций крыла корабля к силовым элементам планера.

Была продумана надёжная система безопасности. Экипаж «Бурана» мог в экстренной ситуации катапультироваться либо отделить корабль от ракеты-носителя (в шаттлах этого предусмотрено не было).

«Буран» мог брать на борт груз весом 30 тонн, а при спуске — 20 тонн. Максимальное время полета «Бурана» составляло 30 суток, он мог взять на борт до десяти человек. У шаттла эти показатели были ниже: 20 суток и восемь человек. «У нас изначально вопрос стоял иначе: сделать как минимум не хуже, чем у них, а желательно — лучше», — вспоминал Вахтанг Вачнадзе, с 1977 по 1991 год возглавлявший НПО «Энергия» и координировавший работы по проекту «Энергия — Буран».

Первый запуск «Бурана» было решено провести в беспилотном режиме: с одной стороны, это позволяло исключить риск для экипажа, с другой — давало возможность протестировать всю автоматику. «Буран» заполнили датчиками, камерами и приборами, а заодно и дублирующими системами безопасности на случай, если придется спасать аппарат.

Согласно первоначальным планам пуск был назначен на 29 октября 1988 года. Но меньше чем за минуту до старта произошло непредвиденное ЧП: не прошло нормальное отведение площадки с приборами. После устранения проблемы было принято решение перенести старт на 15 ноября, и он тоже чуть не сорвался из-за погоды: на "Байконур" надвигался циклон, было передано штормовое предупреждение. Но руководитель полетов полковник Владимир Гудилин после короткого совещания принял окончательное решение: лететь!

Без десяти шесть утра ракета-носитель «Энергия» оторвалась от земли. Полет проходил штатно, его сопровождали самолеты, с которых велась съемка всех деталей полета — вплоть до отделения ступеней ракеты-носителя. Сделав запланированные два витка вокруг Земли, «Буран» успешно долетел до аэродрома и начал заходить на посадку. Она обещала быть непростой из-за плохой погоды.

Внезапно вместо ожидаемого захода на посадку с юго-востока корабль энергично отвернул влево и стал заходить на взлетно-посадочную полосу с северо-восточного направления с креном 45° на правое крыло. Как вспоминал один из сотрудников, находившийся тогда на Объединенном командно-диспетчерском пункте, «в момент неожиданной смены курса судьба “Бурана” буквально висела на волоске, и отнюдь не по техническим причинам. Когда корабль заложил левый крен, первая осознанная реакция руководителей полета была однозначной: “Отказ системы управления! Корабль нужно подрывать!” Ведь на случай фатального отказа на борту “Бурана” размещались тротиловые заряды системы аварийного подрыва объекта, и казалось, что момент их применения наступил.

Спас положение заместитель Главного конструктора НПО “Молния” по летным испытаниям Степан Микоян, отвечавший за управление кораблем на участке снижения и посадки. Он предложил "немного подождать и посмотреть, что будет дальше". И действительно, когда уже после приземления стали разбираться, выяснилось, что такой вариант был заложен в программу в качестве одного из многих. Правда, вероятность выбора этого варианта составляла всего три процента.

Позже, анализируя посадку «Бурана», специалисты пришли к выводу: втоматизированная система управления выбрала наилучшее решение. Штатной посадке по заложенной программе мешал сильный ветер, и автоматизированная система управления самостоятельно рассчитала новую траекторию. А сама посадка оказалась настолько мягкой, что тормозные парашюты сработали с небольшой задержкой. Это был потрясающий успех, корабль выполнил все нужные маневры и успешно приземлился. Все находившиеся в тот момент на космодроме ликовали.

При приземлении «Буран» был разогрет до 1000 °C и выше. И если бы он не охлаждался, вся аппаратура пришла бы в негодность. Поэтому на орбитальном корабле была предусмотрена система наддува и вентиляции, которая снабжала воздухом все элементы космического корабля. В ее безупречной работе немалая заслуга «Технологии», изготовившей тонкостенные герметичные трубопроводы для системы воздушного термостатирования орбитального корабля, обеспечив все требования по минимизации их веса.

В ходе полета «Бурана» из 37 500 плиток теплозащиты лишь шесть были утеряны и около 100 повреждены при посадке. При первом же полете американского корабля, согласно разным источникам, было утеряно от 14 до 37 теплозащитных плиток и повреждено в два — два с половиной раза больше, чем на «Буране».

Запуск и приземление «Бурана» стали неожиданностью для США. Сотрудник Университета Джорджа Вашингтона доктор Джон Логсдон в прямом эфире компании ABC заявил: «СССР имеет теперь возможность выполнять те космические задачи, которые останутся недоступными для США даже тогда, когда вновь начнутся полеты американских космических кораблей многоразового использования. Для того чтобы приступить к выводу на орбиту таких же полезных грузов, на какие рассчитана советская ракета, Соединенным Штатам потребуется от шести до десяти лет».

Проект «Буран» предусматривал проведение ряда беспилотных полетов. Длительность пребывания его в космосе должна быть увеличена и усложнены выполняемые задачи. Например, автоматическое сближение и стыковку с орбитальным комплексом «Мир».

Но самое главное должно было начаться потом. На борту советского челнока с пятого по восьмой полет предусматривалась работа экипажа. В целях безопасности было решено отправить только двоих летчиков-космонавтов. Примерная дата пилотируемого полета не была названа, но ожидалось, что это событие произойдет не позже 1994–1995 годов.

В 1977 году был набран элитный отряд лётчиков-испытателей, руководителем которого стал Игорь Волк. Фамилия командира дала новому отряду неофициальное, но тут же подхваченное всеми название — «волчья стая».

Специально для отработки транспортировки и горизонтальных лётных испытаний в атмосфере была построена первая пара точных копий "Бурана" с авиационными двигателями. На этих атмосферных аналогах "Бурана" оттачивали мастерство пилотирования и создавали вместе с учёными Лётно-исследовательского института им. М.М. Громова алгоритмы автоматической посадки корабля члены "волчьей стаи".

Однако ещё до полёта космического "Бурана" судьбы его испытателей стали складываться трагически.

Первым погиб Владимир Букреев. 17 мая 1977 года во время тренировочного полёта у самолёта МиГ-25ПУ, который пилотировал Букреев, внезапно "сложилась" носовая стойка шасси. Из-за трения о покрытие взлётно-посадочной полосы самолёт загорелся, и лётчик-испытатель, получив сильнейшие ожоги, скончался.

Буквально через месяц трагическое происшествие обрывает жизнь ещё одного лётчика — Александра Лысенко. Во время испытаний нового бортового оборудования самолёт МиГ-23, на котором Лысенко летел вместе с напарником, сорвался в штопор и рухнул на землю. По стечению обстоятельств напарнику Лысенко удалось выжить, но кандидат в отряд космонавтов номер один спастись не сумел.

Олег Кононенко погиб в 1980 году. Он отрабатывал взлет самолета с повышенной нагрузкой с борта авианосца. Самолет должен был взлететь не вертикально, а с разбега. В какой-то момент сопло двигателя должно было развернуться, чтобы самолет набрал высоту. Сопло не развернулось. Самолет упал в море. Олег мог катапультироваться, но этого не сделал - до последнего пытался спасти машину.

Анатолий Левченко в 1987 году летал на станцию «Мир». Этот полет был важен в первую очередь для медиков: нужно было понять, сможет ли пилот после работы в невесомости адекватно пилотировать «Буран» (хотя системы были автоматическими, предполагалась возможность и ручного управления челноком). Понятно, что испытателя врачи обследовали очень придирчиво. Но через пять месяцев после возвращения из космоса у Левченко развилась опухоль головного мозга, пилот быстро сгорел.

Через 12 дней после смерти Левченко погиб Александр Щукин. Он выполнял тренировочный полет на спортивном Су-26. Самолет вошел в почти плоский штопор и не вышел.

А в 1990-м под Венецией разбился Римантас Станкявичюс. Это был показательный полет нового Су-27 для итальянцев. Поначалу выполнять его должен был другой пилот. Но полететь не смог. Срочно вызвали Римантаса. Он полетел и вошел в петлю Нестерова на небольшой высоте, и ее не хватило, чтобы вывести самолет от земли.

После гибели Кононенко командир отряда Игорь Волк понимает: программа на грани срыва и принимает решение о дополнительном наборе в элитный космический отряд. Вновь прибывшие Урал Султанов, Магомед Толбоев, Сергей Тресвятский, Юрий Шеффер, Юрий Приходько и Владимир Туровец должны были пройти полный цикл подготовки к полётам на "Буране".

Помимо тренировки на земле каждый член отряда космонавтов должен был пройти через уникальное испытание. Для выявления физических возможностей зачисленных в уникальный космический отряд лётчиков требовалось, казалось, невозможное: слетать в космос, вернуться и сразу сесть за штурвал самолёта.

Как и положено, первым в июле 1984 года в космос полетел командир отряда Игорь Волк. Он вошёл в экипаж вместе с Владимиром Джанибековым и Светланой Савицкой. После выполнения программы полёта, после приземления спускаемого аппарата для Волка начинается самый сложный этап. Савицкую и Джанибекова согласно инструкции бережно достают из капсулы, а Волк, соблюдая условия эксперимента, выбирается самостоятельно. Едва не падая после 12 суток пребывания в космосе, он садится за штурвал вертолёта Ми-8, на котором вылетает на аэродром.

В пункте назначения лётчика-космонавта уже ожидает заправленный Ту-154, кабина которого переоборудована под кабину "Бурана". На самолёте Игорь Волк вылетает в Ахтубинск. Однако сложное даже для профессионала испытание на этом не заканчивается. В Ахтубинске Волка ожидает готовый к вылету истребитель МиГ-25, на котором, согласно полётному заданию, лётчик-космонавт должен приземлиться на ВПП космодрома "Байконур". Несмотря на усталость, и этот длительный перелёт Игорь Волк перенёс. Приземлившись на "Байконуре", Волк подтвердил предположение учёных о том, что навыки опытного лётчика-космонавта после полёта в космосе не потеряются.

Следующим проходить испытание на выносливость отправился лётчик-испытатель Анатолий Левченко. Полёт на орбиту прошёл нормально, но при возвращении спускаемого аппарата в районе приземления разыгралась страшная метель. Капсулу с космонавтами ударило об землю, и все члены экипажа были травмированы. Космонавты Романенко и Александров, возвращавшиеся вместе с Левченко в спускаемом аппарате по завершении работы на станции "Мир", почти сразу после жёсткого приземления были доставлены в госпиталь. Анатолий Левченко, не желая срывать эксперимент, выбрался из спускаемого аппарата самостоятельно.

Несмотря на сотрясение и многочисленные ушибы, Левченко повторяет "смертельный номер" — садится за штурвал Ту-154, а затем пилотирует МиГ-25. После испытательного полёта Левченко начинают мучить страшные головные боли. Однако к врачам Герой Советского Союза ("Золотую Звезду" Левченко получил сразу после полёта лично из рук генсека) решает не обращаться. Переживает, что отстранят от полётов. За полгода до первого полёта "Бурана" Левченко становится хуже: на одной из первомайских демонстраций он едва не теряет сознание. Врачи диагностируют у лётчика-космонавта прогрессирующую опухоль мозга. Своевременно провести операцию по удалению опухоли врачи не успели. 6 августа 1988 года Левченко скончался.

В году 1993 году высшее политическое руководство страны в период перестройки подвело программу "Энергия-Буран" к полному закрытию. Объясняли это многими причинами, среди которых называлась главная - низкая экономическая эффективность. Стоимость вывода на орбиту одного килограмма полезного груза у многоразовых кораблей его класса составляла тогда примерно 20 тыс. долларов, а у одноразовых носителей — от 6 до 15 тыс. Да и для экономики в целом проект оказался слишком дорогим.

Грустной была судьба и построенных "Буранов". Один "продолжил жизнь" в качестве аттракциона в московском парке культуры и отдыха им. Горького. Второй — в качестве музейного экспоната побывал на открытии Олимпиады 2000 года в Сиднее, а в 2008-м был продан техническому музею немецкого города Зинсхайм.

Летавший в космос "Буран" был раздавлен в 2002 году обрушившейся кровлей монтажно-испытательного корпуса на "Байконуре". Другой уцелевший корабль стоит в музее космодрома. Ещё один наполовину достроенный "Буран" находится в Жуковском.

Технические наработки, созданные в процессе реализации данной программы, в настоящее время используются в российской космической промышленности. Руководители отрасли обещают накопленный опыт использовать для создания ракеты космического назначения Союз-5 и сверхтяжелого носителя.

(Продолжение следует) 

  • Памятные даты


  •      

    Февраль 2024


    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    29 30 31 1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 1 2 3
Труженики космоса,© 2010-2019
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"