103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

30 июля 2022 года - 76 лет со дня основания легендарного полигона "Сары-Шаган"

29.07.2022

Приказом Министра обороны СССР  от 30.07.56 г. была издана директива Генерального штаба  о формировании Государственного научно-исследовательского испытательного полигона №10 (ГНИИП ПВО №10) и подчинении его 4-му Главному управлению Министерства обороны СССР. Позднее день 30 июля определен его годовым праздником. С этих дней обширная территория от озера Балхаш до реки Сары-Су, от поселка Моинты до Мын-Арала превратилась в строительную площадку будущего уникального объекта в интересах противокосмической обороны нашей страны.

Помещаем отрывок из воспоминаний первого начальника строительства Балхашского полигона генерал-майора А.А. Губенко, опубликованных в книге Михаила Первова «Системы ракетно-космической обороны России создавались так».

«В апреле 1956 года я завершал один из крупных объектов Министерства обороны в Курганской области. Настроение бодрое: скоро сдам объект и -  в отпуск всей семьёй. Срочный вызов в Москву, к маршалу инженерных войск Михаилу Петровичу Воробьёву, спутал все планы. Однако делать нечего. Сел в поезд и тронулся в путь...

Выйдя не перрон московского вокзала, услышал голос диктора по громкоговорителю:
- Товариш Губенко! Вас ожидают в радиорубке.
Прямо с сопровождающим поехал на прием к маршалу Воробьеву. Михаил Петрович начал без обиняков:
- Получай новое назначение. Поедешь в Казахстан. Начнешь там строительство полигона ПРО. Вторая площадка должна быть сдана в феврале 1957-го. Иначе - держись! Все.
Вот тебе и все! О том, что такое полигон ПРО, маршал не сказал ни слова. Начал выяснять. Никто не знает. Один коллега усмехнулся:
- Влип ты здорово. Наши уже больше года в Тюратаме му...хаются. Конца - краю не видно. Тебе, судя по всему, почище досталось. А что такое ПРО - понятия не имею. Наконец, посоветовали:
- Езжай на развилку Ленинградского и Волоколамского шоссе. Там - КБ. Встретишься с Кисунько. Он расскажет.

Слава богу! Приезжаю. Вхожу в кабинет главного конструктора загадочной системы. Он встречает радушно. Усаживает в кресло. Начинаем беседу, и вдруг слышу:
- Всего проекта, Александр Алексеевич, на сегодняшний день я и сам не имею. Сделайте пока только вторую площадку. А позже я вам все предоставлю.

Вот так: поезжай туда, незнамо куда, построй то, незнамо что! Делать нечего. Возвращаюсь в главк инженерных войск. Говорят:
- Мы тебе выделяем самый боевой УИР-32. Поезжай в Одессу, передислоцируй его в Казахстан. Все остальное будет.

Прибываю в Одессу. Встречает мой старый знакомый еще со времен Великой Отечественной Анатолий Михайлович Шаповал.
- В УИРе триста пятьдесят вольнонаемных. Как узнали о пустыне, так все подали заявления об уходе. Я с ними ничего поделать не могу. А офицеры каждый день тащат мне медсправки о том, что не могут ехать в Казахстан по состоянию здоровья. Что делать будем?
Спрашиваю:
- Толя, мы с тобой на фронте вместе были, ты-то, хоть, поедешь?
Молчит.
- Толя, поезжай со мной хоть на полгода. А после мне легче будет.
Согласился. «Подбили бабки»: остались со мной со всего УИРа одиннадцать офицеров и одна вольнонаемная медсестра Катя. Да и те упрашивали отпустить их через три месяца.

13 июля, в 13.00 мы, тринадцать первостроителей, прибыли на полустанок Сарышаган. Нашел заспанного председателя сельсовета и, умолчав об истинной цели приезда коротко рассказал о планах строительства. Выслушав меня, он ошалело вытаращил глаза и спросил:
- У вас там в Москве хоть один умный шэловек есть?
- А что такое?
- А то, что тут даже казахи не живут - одни тушканчики. Ай-яй-яй!\

От таких слов мурашки пошли по коже. Подумал: «Действительно, как же мы здесь жить будем?» После осмотра станции страх усилился - колея-однопутка, никаких запасных путей. Дальше - больше. Получаю телеграмму: «Встречайте эшелон Московского автозавода Зпт 200 автомобилей Тчк». Вот так. Где же разгружать-то?

Вскоре телеграммы посыпались со всех концов: «Встречайте эшелон…» «Встречайте эшелон...» «Встречайте эшелон…». До этого я поработал на многих, в том числе, на крупных стройках. Но такого не видел. Казалось, вся страна шлет нам машины, трактора, оборудование, материалы...

Эшелоны шли один за другим и я понял, если что-то не придумаю - наступит катастрофа. Решил взять технику, прибывших солдат, «стащить» все лежавшие вдоль железнодорожного полотна запасные рельсы и соорудить обводной путь для разгрузки вагонов.
Брать запасные рельсы категорически запрещалось. Узнав о моем самоуправстве, железнодорожники пожаловались в прокуратуру. Дошло до Алма-Аты. Оттуда приехал прокурор и решил меня «забрать». Я доложил в Министерство обороны. Из министерства кому-то позвонили, прокурор сразу затих и убрался восвояси.

За три месяца на полигон прибыло около 5 000 автомобилей различных марок. Тут же возникла проблема: где взять столько водителей? К счастью, в Москве тоже догадались об этом и вскоре военкоматы всей страны начали присылать к нам курсантов автошкол ДОСААФ.
Однако, опыта у этих водителей никакого, тем более опыта работы в столь тяжелых условиях. Вскоре меня завалили сводками - в день до ста аварий автотранспорта. На весь полигон - ни одной ремонтной мастерской. Где их взять? Кругом - пустыня!

Решил срочно строить авторемонтный завод и школу переучивания прибывающих шоферов. Но на все нужно время. А сроки строительства поджимают. Не все понимают мои проблемы. Спрашивают: людей дали, транспорт дали, почему простой? По телефону не объяснишь, что такое пустыня.
Даю команду строить ремзавод и автошколу. Оказывается, они не предусмотрены планами. Черт с ними, с планами. Взял ответственность на себя. Построили быстро, и вновь проблема: где взять преподавателей, оборудование, инструменты?

Первой по графику шла площадка № 2. До нее - двести сорок километров. Что она представляет - никто не знал. Известно было только то, что туда заранее «запустили» геологов. Мне прислали самолет У-2, и я попросил заместителя слетать на место будущего строительства.
Вернулся он весь черный от пыли. Одни глаза сверкают. И с ходу - в карьер:
- Ё-о-о... твою...! Это же могила! Кругом пески! Геологи сказали, что воду найти не могут! Я сбегу!
Спрашиваю:
- Как это, сбежишь? Отвечает:
- Сбегу и вес!

Насилу успокоил. Снарядил первую экспедицию. Назначил начальником транспортной колонны Григория Алексеевича Метленко, начальником строительной площадки номер два - Аркадия Дмитриевича Задорина. Зачитал им назначения, снабдил всем необходимым, дал воду, продукты, танковые тягачи, бульдозеры и выпроводил.

Ехали они семь суток. За сорок километров от площадки геологи нашли воду и пробурили небольшую скважину. Питьевая вода есть, но где брать воду для стройки? Вскоре геологи обустроили несколько колодцев, но оказалось, что вода в них плохая и для бетона не годится. Нашлись умельцы, «покумекали» - и бетон пошел. Воды для стройки понадобилось много. Организовали так называемые отряды водяных - огромное количество солдат набирали из этих колодцев по три ведра воды в час и возили их на площадку.

Только решили «водные» проблемы - кончился хлеб. Мука есть, но печь негде. Дал команду: сыпьте муку в суп и варите. Вот вам и будет суп с хлебом. Промучались несколько месяцев, пока не построили печи.

К 1957 году я получил 75 строительных батальонов. В феврале, как и планировали, закончили вторую площадку. За двое суток сколотили хибару для Григория Васильевича Кисунько. Вскоре он прилетел, устроился в этой хибаре и сразу взялся за радиолокатор. Разобравшись, понял, что проблем столько, что сроки монтажа технологического оборудования радиолокатора РЭ могут быть сорваны. По ВЧ позвонил куратору в ВПК Борису Александровичу Киясову и попросил поторопить заводы, задерживающие поставку оборудования. Лишь через несколько дней спросил меня, нельзя ли построить ему домик на 4-й площадке (будущий город Приозерск), так как бывать на полигоне придется много и часто. Мне понравилось, что главный конструктор начал с дела, и только решив основные проблемы, побеспокоился о самом себе. Я ответил согласием и распорядился построить хороший домик.

Место для домика выбрали на полуострове, почти в самом центре будущего города Приозерска. Вскоре построили. И началось... Все генеральные и главные конструкторы стали просить и даже приказывать мне тоже построить им такие же домики, как у Кисунько. Я сказал, что денег нет. И тут же предприятия С.А.Лавочкина, А.А.Расплетина, П.Д.Грушина, А.И.Микояна начали выделять мне деньги на строительство.

Что делать? Надо ведь полигон, а не коттеджи строить? Обратился в Министерство обороны. Там свистопляска: то разрешают строить, то запрещают, то снова разрешают, то снова запрещают...
Помогая мне, по мере сил и возможностей, Г.В.Кисунько выпросил для полигона девять радиостанций. Привезли, установили. Никакого толку. Ни одна из радиостанций не достает до площадок. Удрученно вздыхаю:
- Григорий Васильевич, площадки разбросаны на огромном расстоянии. Дорог нет. Сложно руководить строительством в таких условиях.
Кисунько задумался, а затем произнес:
- Я вас понимаю. Мне выделили самолет У-2. На свой страх и риск, разрешаю вам использовать его два часа в сутки.

Самолет - это хорошо. Два часа - это не очень хорошо. Но другого выхода нет. Решили применить следующую примитивнейшую технологию руководства строительством с помощью авиации. Диспетчер стройуправления в пять утра вылетает на самолете и поднимается над полигоном на такую высоту, с которой, если позволяет погода, видны все или большинство площадок. Площадки, над которыми стоит пыль столбом, работают. Площадки, над которыми нет никакой пыли, не работают. Значит в отношении их руководства надо принимать срочные меры.

Вскоре по радиолокатору РЭ стрельнули первой ракетой. Григорий Васильевич сделал какие-то измерения, посидел с расчетами, покумекал и после зашел ко мне с очень довольным видом:
- Ну вот, теперь я знаю. Систему сделаем!
Я не понял, о чем он узнал и что собирается сделать, но от слов его и самого вида их хозяина исходила такая непоколебимая уверенность, что я тут же заразился ею и радостно подтвердил:
- Конечно, сделаем, Григорий Васильевич!

В ту прекрасную летнюю ночь мы долго просидели и его хибаре за разговорами и выпили, если мне не изменяет память, не одну бутылку водки. Наконец-то, я узнал о том, что такое система противоракетной обороны, как значима она для страны. И жизнь казалась мне изумительной, и полной грандиозных планов, а магическая сила главного конструктора не оставляла сомнений в том, что эти планы обязательно сбудутся".
Труженики космоса,© 2010-2019
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"