103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Два неполных года военной службы лейтенанта-артиллериста на территории Советской Украины . Автор-полковник Письменный Н.М.

10.06.2022
    Очередная эскалация на юго-востоке Украины произошла в середине февраля. Украинские силовики возобновили обстрел территорий ДНР и ЛНР. В республиках начали массовую эвакуацию гражданского населения. Президент РФ Путин В.В. объявил о признании суверенитета ДНР и ЛНР, а Совет Федерации разрешил Президенту РФ использовать армию за пределами страны. Поскольку интенсивные обстрелы продолжались ежедневно, главы республик обратились за защитой к Российской Федерации. 24 февраля 2022г. Владимир Владимирович Путин объявил о начале специальной военной операции на территории Украины, ссылаясь на 51 статью Устава ООН, санкцию Совета Федерации и договоры с ДНР и ЛНР. Терпеть произвол, творящийся на территориях Донбасса, позицию Европейских государств и США по расширению присутствия их военных структур вблизи границ России, Россия больше не могла.            
О годах детства, средней школы, обучения в военном артиллерийском училище и академии, военной службы в структурах Вооружённых Сил СССР, а затем в организациях гражданского профиля, достаточно подробно изложено в моих книгах мемуарного формата «Сиреневый туман…», трёх книгах под названием «Космонавтика – это не только космонавты», в книге «Судьбы космические нити», очерке Сборника «Дети войны – труженики космоса».  Ниже пойдёт повествование о пребывания выпускника военного училища, избравшего Киевский военный округ местом военной службы в период с ноября 1956г. по август 1958г.
Среди населения России, включая нас – ветеранов военной службы нет равнодушных, не переживающих, навеянных событиями, происходящими в настоящее время на территории Украины.  Хочется поделиться с читателями: что было и что стало с некогда родной и любимой республикой, с её славянским народом. В чём причина столь неожиданного, не объяснимого перевоплощения в духе русофобства, бандеровщины, противостояния всему русскому. Не мог же украинский народ в одночасье стать таким, находясь в интернациональной империи под названием Советский Союз, где дружба народов была основой сплочения государства. Взглянем в прошлое Украины глазами молодого офицера-лейтенанта конца пятидесятых годов прошлого столетия.
Предварительно несколько слов о том, как уроженец Республики Казахстан, прошедший обучение в военном училище в Российской Федерации, оказался на Украине.
О всех перипетиях о попытке после окончания средней школы в г.Актюбинске Республики Казахстан поступить в институт в г.Москве читатель может узнать, прочитав книгу «Сиреневый туман…», она размещена и доступна в сети  Интернет.
Мне действительно повезло с поступлением осенью 1953 г. во 2-е Ленинградское артиллерийское ордена Ленина Краснознамённое училище, которое весной 1953 года было передислоцировано в Коломну Московской обл. из Ленинграда.
Начальник училища  полковник Толстопятов на мандатной комиссии (так она называлась) беседовал с каждым кандидатом в курсанты и интересовался, в какой дивизион молодой человек желает попасть. Большинство изъявляло желание пойти в дивизионы, где готовят офицеров-артиллеристов огневого профиля. В училище были также подразделения топографического профиля и артиллерийской инструментальной разведки: звукометристы, метеорологи, оптическая и фотограмметрическая разведка. Командиры учебных батарей и взводов огневого профиля проводили среди абитуриентов весьма активную пропаганду и, как сегодня сказали бы, мониторинг. Изучали личные карточки с персональными данными, вели ознакомительные беседы и убеждали нас, непросвещённых, что курица – не птица, а АИРовец (артиллерийская инструментальная разведка) – не артиллерист. Особенный интерес у офицеров учебных подразделений представляли юноши, имевшие спортивные разряды. В их числе оказался и я. У меня были третьи разряды по волейболу и футболу, а также судейская категория по волейболу. Поддался я, как и многие другие, на посулы достойной и перспективной службы в рядах огневиков. Но опытный и мудрый полковник посмотрел на мой довольно щуплый вид, обратил внимание на оценки в приемном листе и предложил обучаться в дивизионе АИР. АИР так АИР, не стал я настаивать на дивизионе огневого профиля.
И вот, наконец, нас построили на плацу для оглашения приказа о зачислении в училище. Зачитывали долго, начиная с первого взвода первой батареи первого дивизиона. Офицер штаба училища читает, а я жду, когда произнесут мою фамилию. Она прозвучала в последнем взводе 6-й батареи дивизиона АИР, взвод назывался фотограмметрическим. Что это такое и с чем его едят, мне было непонятно, но я особенно не расстроился. Чему быть, того не миновать.  Таким образом, судьба уже тогда связала по специальности с разработкой технических авиационной, а затем космической направленности.
Все подготовительные мероприятия перед объявлением приказа о зачислении в училище были закончены, нас обмундировали, разместили по казарменным помещениям согласно штатному расписанию и распределению по направлениям подготовки. Мне было уготовано пройти трёхлетний срок обучения, по истечении которого одному из первых, поскольку я выпускался по первому разряду (ныне – диплом с отличием и золотой медалью), были вручены погоны лейтенанта золотого цвета, диплом с отличием, квалификация – техник-аэрофотограмметрист.
Училище и г.Коломна во многом определили вехи военной службы, работы, последующей жизни. Так уж сложилась военная служба, что более 30-ти лет мне пришлось заниматься средствами фотографической разведки на различных стадиях их разработки, испытаний, принятия на вооружение, эксплуатации, а за непосредственное участие в создании и принятии на вооружение космического комлекса оптико-электронной (разновидность фотографической) разведки мне и ряду представителей оборонной промышленности и военных в 1987г. была присуждена Государственная премия СССР.
Первая моя попытка покорить г. Москву не удалась. Нет, тогда ещё не было большого желания, во что бы то ни стало закрепиться в Москве. Даже в голову не приходило правдой и неправдой стать москвичом. Были бы 2-3 высших учебных заведения инженерного профиля в г.Актюбинске, большинство моих одноклассников, включая и меня, ни в какие другие города не поехали бы искать счастья. Тяга к дому, родные корни и другие основания сделали бы своё дело. Вот и пришлось одному из таких «искателей» постигать азы армейской службы, а трёхлетняя служба в качестве курсанта артиллерийского училища дорогого стоит. Спросите любого офицера-ветерана, прошедшего школу военного училища.
Быстро пролетели 3 года обучения. Пришла пора государственных экзаменов. Портные произвели замеры, пошили нам офицерское обмундирование. Мы были удостоены первыми получить парадную форму мышиного цвета, введенную в Министерстве обороны. Уже на примерках гордились своим положением и старались скрыть радость предстоящих встреч с родными и знакомыми в таком обличье. Смотришь на фотографии тех лет, какими орлами и Штирлицами мы выглядели, красавцы на зависть женскому полу. Завершены положенные итоговые зачёты, экзамены. Проведены беседы и заслушаны командованием пожелания уже почти офицеров служить в том или ином месте СССР в границах военного округа. Вакантные места по специализации фотограмметрии по приоритету находились в таком порядке округов: Киевский, Прибалтийский, Одесский и т.д. Групп войск в Германии или другом европейском государстве не было. По праву первого из взвода я выбрал Киевский военный округ, не зная действительного места дислокации воинской части. То ли Киев, то ли Шостка, то ли село Хлебодаровка. Кому как повезёт, игра, как в рулетку. Заявка на место проведения положенного отпуска сроком на 30 дней, не считая времени в пути, сделана.
Ждём оглашения приказа, выпускного вечера и вручения отпускных документов с первым офицерским денежным довольствием, а также командировочного предписания явиться туда-то, в такой-то срок для прохождения дальнейшей службы. Место проведения отпуска, конечно, Актюбинск. После отпуска прибыть в штаб Киевского военного округа, г. Киев. Настроение приподнятое, ощущение состоявшегося мужчины, хотя и не совсем. Дружеская прощальная вечеринка состоялась в составе небольшой группы нашего взвода на квартире командира батареи майора Владимира Белова. На дежурной грузовой машине училища меня на хорошем подпитии доставили на станцию Голутвин и проходящий поезд (пассажирские поезда тогда имели короткую остановку) повёз молодого лейтенанта в Актюбинск.
Поезд прибыл в Актюбинск, родной вокзал и до боли знакомые места проживания, учёбы и отдыха. Встреча с родными и друзьями. К сожалению, одноклассников было раз - два и обчёлся. Октябрь месяц в Актюбинске разный бывает, погодные условия уже далеко не летние. К концу отпуска прихватила простуда, пришлось оформлять больничную справку, оправдывающую мою задержку прибытия к новому месту службы дней на 7-10. Не опоздай лейтенант на этот срок, возможно, был бы без задержки из Киева отправлен в составе какого-нибудь артиллерийского полка в Венгрию, где в то время разворачивались военные события. Встречал я потом участников тех боевых действий.
В распоряжение командующего Киевского военного округа, так гласил приказ о выпуске из училища, я прибыл в средине ноября 1956г. Появился, конечно, не в приёмной самого командующего, а всего лишь в кабинете полковника-артиллериста. После короткой беседы полковник объяснил, что мне следует получить командировочное предписание и проездные документы, отправиться на железнодорожный вокзал и ехать до города Конотопа. На мой вопрос, где этот неизвестный мне город, полковник подвёл меня к карте и пальцем показал точку на железнодорожной линии между городами Киев и Харьков. Вопросы есть? Вопросов нет.
В тот же вечер сел на поезд и рано утром прибыл в г.Конотоп, теперь уже на слуху общественности,  не залежной Украины. Из окна вагона увидел много железнодорожных путей, несколько платформ, на привокзальной площади ходят трамваи. О, значит, не хуже Коломны! Предполагал полное захолустье, а тут крупный железнодорожный узел, но моря рядом не было. Однако,  настроение стало повышаться. Расспросил у местных жителей, как добраться до артиллерийского полка, оказалось, на окраине города, недалеко. Город районного масштаба компактно создавался вокруг железнодорожной станции. Предъявляю предписание, представляюсь командиру 115-го Гвардейского корпусного артиллерийского полка 27-го Гвардейского стрелкового корпуса. Он меня поздравил с началом офицерской службы в должности командира фотограмметрического взвода. И начались армейские будни. Шёл период подготовки полка к зимнему сезону, у офицеров был этап сборов, на котором они сдавали зачёты на знание воинских уставов, отрабатывали строевые приёмы и т.д. В коллектив взводных офицеров долго не пришлось прописываться. Нашлись выпускники нашего училища, два из которых предложили жить с ними на постое у местного водителя автобуса, что я незамедлительно и сделал. Дом был в нескольких минутах ходьбы от полка. Стоимость проживания, включая трёхразовое питание и стирку белья, 600 руб. в месяц из оклада командира взвода в размере 1200 руб. Жизнь складывалась неплохо. В полку дела налаживались, хозяева дома были заботливыми и радушными, да мы особенно им и не докучали – весь день на службе, а вечером то кино, то танцы.
Так началось моё освоение украинской среды обитания наяву. Будучи на территории Казахстана и России мы черпали познания об Украине из печатных изданий, радио, рассказов очевидцев. В школьном хоре мы исполняли певучие украинские песни, пели их вместе с родителями в праздничные дни. В интернациональном Казахстане представители народов СССР жили дружной семьёй, не было противостояний на национальной почве. Зачастую не знали, кто по паспорту отнесён к той или иной национальности. Мой отец – украинец, его предки - выходцы с Украины и Польши. По матери − я русский, её предки − выходцы из Уральских (Яицких) казаков. До сих пор приходят в голову слова украинских песен Е. Долматовского о Днепре:
У прибрежных лоз, у высоких круч,
          И любили мы и росли.
         Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч,
         Над тобой летят журавли.
                 Ты увидел бой, Днепр-отец река,
                 Мы в атаку шли под горой.
                 Кто погиб за Днепр, будет жить века,
                 Коль сражался он как герой.
Однако первое же посещение кинотеатра в Конотопе несколько озадачило молодого лейтенанта-интернационалиста, который услышал речь персонажей фильма на украинском языке, а в кадре шла соответствующая речи строка титров на русском языке. В городе наименование учреждений, точек торговли и быта были обозначены только на украинском языке. Такого в Казахстане не было, там всё обозначалось на русском языке. Что это?  Почему такая привилегия Украине? Русские тогда не особенно задумывались, русский и украинский языки близки к пониманию. Однако, теперь ситуация на Украине с русским языком весьма сложная, но это другая история.
Итак, всё хорошо, если бы не вмешался Генеральный штаб. Неожиданно вызывает меня командир полка и объявляет, что мне надлежит отправиться на новое место службы в г. Новомосковск Днепропетровской области. Командир полка выразил сожаление, ибо он уже получил от командиров и политработников положительные отзывы обо мне. Он объяснил, что пока я находился в отпуске, директивой Генерального штаба должность командира фотограмметрического взвода упразднена и мне надлежит отбыть на новое место службы в 437-й Гвардейский артиллерийский полк. Были сборы недолги. Что у холостого лейтенанта? Всё имущество без шинели умещается в два чемодана. Всё равно, что в командировку или по тревоге. Через полчаса готов ехать, куда Родина прикажет. К тому же оказалось, что и подъёмного пособия в размере месячного оклада мне не положено – нахожусь в пути следования после выпуска из училища к месту службы. Парадокс и только! Кому пожаловаться и стоит ли? Молодой, ещё недостаточно обученный реалиям жизни. Прощальный ужин в кругу приютившей меня конотопской семьи – и снова на вокзал с отбытием в «сиреневую даль».
В Новомосковске (около 25 км от г.Днепропетровска) в артиллерийском полку была создана единственная на военный округ фотограмметрическая трёхвзводная батарея. Полугодовая служба  под Днепропетровском и быт практически мало отличались от конотопского периода. Весь день в артполку, там же обед, съёмная квартира на троих, ужин в кафе, среда, суббота, воскресенье – танцы в гарнизонном клубе, развод девушек по домам после танцев или кино. По приказу в мае 1957г. фотограмметрическя батарея вошла в состав 71-го артиллерийского полка окружного подчинения с местом пребывания г. Фастов в 60 км от г. Киева. Снова вокзал, точнее, его товарная часть. Погрузили автомобили на платформы –
и через сутки-двое − мы в Фастове. Ну, теперь, кажется, надолго. Артиллерийский полк    находился в самом городе, обустроен был хорошо. В самом центре располагался Дом офицеров. Городок был компактным, много зелени, чем-то похож на Коломну. Преобладали
частные строения с интересной историей. С одним из офицеров полка снимали квартиру в частном доме, где когда-то размещался штаб Петлюры, а во время Великой Отечественной войны – штаб командующего армией А.А. Гречко. Об этом нам рассказывала сама хозяйка дома, у которой сын-офицер служил где-то в Средней Азии. О жестокости и или других притязаний со стороны штабистов Петлюры хозяйка дома умолчала.
Опять повторяется круг. Новые знакомства и притирка к офицерскому корпусу полка, кстати, совсем недавно переведенного из Забайкалья. Возможно, причиной тому были события в Венгрии, но это только моё предположение.
Снова устройство с жильём, привыкание к местным условиям проведения досуга. Благо население на Украине весьма расположено к военным не только срочной службы, но и офицерам. Девушки охотно идут на знакомство, общение, но в рамках допустимого, без оглядки на национальность.  Вот женись, тогда… Холостяков в полку было немного. Офицерский коллектив был дружным, заслуга в том – и умелое руководство полком командиром, единственным в полку выпускником артиллерийской академии. Были в полку и участники Великой Отечественной войны, их перепутать с не воевавшими невозможно, отпечаток военных лет был на всём. В летний период полк выезжал на Ржищевский полигон, а также участвовал в масштабных войсковых учениях на Черниговском полигоне.
Неплохой отдушиной для меня было возвращение к самодеятельности. Нашлась группа молодых людей, и при гарнизонном клубе самодеятельный коллектив начал готовить и показывать небольшие спектакли, постановки. Была у меня неплохая партнёрша Юлана. Кстати, родители её – коренные украинцы имели хороший дом с садом. На праздники мои друзья-холостяки приходили со своим спиртным в гости в дом Юланы, хлебосольная хозяйка  накрывала богатый стол с закусками собственного приготовления.
Новый 1958 год встречали всем офицерским корпусом в гарнизонном Доме офицеров под руководством самого командира полка, настоящего полковника, такое звание я получил лишь 20 лет спустя. Чтобы его получить, нужно было поступить в академию, для этого я и начал предпринимать меры. Подал рапорт по команде о предоставлении возможности поступления в Военную артиллерийскую инженерную академию им. Ф.Э. Дзержинского. Опускаю детали, предшествующие подготовке, сдаче вступительных экзаменов при попытке поступить в академию. Несмотря на некоторые нюансы в августе 1958 года я был зачислен слушателем Военной артиллерийской инженерной академии им. Ф.Э. Дзержинского, сбылась, казалось несбыточная офицера-лейтенанта, родом с далёкой периферии ныне суверенного Казахстана. К сожалению, о суверенности государства по имени Украина этого утверждать сейчас нет оснований. Нам − ветеранам, которым довелось служить, пребывать на Украине по случаю деловых отношений или на отдыхе в Крыму, когда он был в составе СССР, весьма огорчительно, и нам не безразлична судьба братского нам народа. Мы переживаем за жизни наших родственников, друзей, ветеранов Космических войск, верой и правдой служивших Родине под названием СССР. Приведу несколько эпизодов, связанных с Украиной в период моей военной службы.
По завершении лётно-конструкторских испытаний одного из космических комплексов типа «Тайфун» для юстировки радиолокационных средств вооружений Войск ПВО перед принятием на вооружение необходимо было провести проверку и принятие Заказчиком эксплуатационной документации. Такая процедура была предусмотрена нормативными документами – следовало провести необходимые действия комиссией в КБ «Южное» в Днепропетровске. Впервые мне пришлось возглавлять эту не изведанную ранее миссию. Он был первым и последним в моей практике, когда пришлось руководить ответственным участком работы в цикле создания и принятия на вооружение космического комплекса – подготовка к утверждению Заказчиком эксплуатационной документации. Пояснений не требуется даже лицам, далёким от эксплуатации военной техники.
В конструкторском бюро нас встретили радушно, обеспечили всем необходимым как для работы на местах, так и в бытовом плане. Поселили в прекрасной гостинице, мы чувствовали внимание и желание руководства сдать продукцию, как водится, с первого предъявления. Мы дней 10 в рабочее время просматривали документацию, составляли перечень замечаний и предложений по их устранению. Вечерами посещали Днепропетровский театр оперы и балета, посмотрели весь репертуар за этот период. Что характерно, даже при отсутствии билетов в кассе театра нам удавалось попасть на представление и даже на первые ряды партера. Делалось это довольно просто, у нас были удостоверения офицеров ГУКОС, подходили к администратору и получали либо билеты, либо право занять свободные места в партере. Наши попытки заплатить наличными администратору не приветствовались, с гостей денег не брали, да ещё с офицеров из Москвы. На Украине всегда с большой любовью и уважением относились к военному человеку. Служба в армии считалась обязательной для мужчины, вернуться со срочной службы без лычки на погонах (ефрейтор) считалось недостойным. Надо отметить, что репертуар театра соответствовал столичному, примы-балерины в основном раньше танцевали в Ленинграде, Киеве. Оценить профессионализм танцоров по-дилетантски мы могли в сравнении с увиденным в московских театрах. В целом труппа театра и репертуар нам понравились, не зря проводили мы там свободные вечера.
Пару раз посетили городской колхозный рынок с богатым выбором растительного масла, семечек и, конечно, «украинской валюты» – свиного сала. Интересовала не сама покупка продукта, а процесс торга с целью сбить цену. С цыганской настойчивостью, перемешивая русские и украинские слова, с казачьим акцентом торговцы наперебой пытались продать свой товар. Причём все продавцы кабанчика смолили только с использованием соломы злаковых культур и никак иначе. Хочешь не хочешь, в Москву повезли и сало, и растительное масло, и семечки.
До этого мне не раз приходилось бывать в Днепропетровске, когда я служил на должности командира фотограмметрического взвода в артиллерийском полку, расположенном в районном городе Новомосковске в 25км от областного центра. Ещё однажды я побывал в Днепропетровске в средине 1980-х годов, будучи начальником отдела. Полетели туда с ознакомительной миссией вместе с Козловым Д.И. два его заместителя – Сайгак В.И. и Фомин Г.Е., главный специалист ВПК Синельников В.И. В разработке ЦСКБ находились космические аппараты, которые по весогабаритным характеристикам могли быть выведены на орбиту ракетой-носителем «Зенит», проходившим стадию наземных испытаний. Нас ознакомили с технологическим циклом испытаний и производством космических аппаратов, ракет-носителей и боевых ракет. После официальной части последовала культурная программа: возложение цветов к памятнику Янгелю М.К., посещение колхозного рынка, прогулка на катере по Днепру, отдых с ночёвкой и рыбалкой в заводском доме отдыха на берегу Днепра. Днепр в тех местах достаточно широк. Погода стояла тёплая. После безуспешного лова сытно поужинали, спели украинские песни, вышли на причал полюбоваться ночным Днепром. Невольно вспомнились слова песни: «Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч…», а также строчки из повести Н.В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»: «Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои. Ни зашелохнёт, ни прогремит…Чуден Днепр и при тёплой летней ночи, когда всё засыпает – и человек, и зверь, и птица…». Действительно, была тихая тёплая ночь, не хотелось идти спать. Приведенные слова о Днепре знала вся страна, школьные учебники и программы основывались на материалах классиков литературы, советских писателей и поэтов страны.
Вспоминается случай одного моего непослушания высокопоставленной особе Украины. Приехал директор «Южмашзавода» Кучма Леонид Данилович с просьбой подписать решение о принятии представителем Заказчика космического аппарата типа «Целина», находящегося в стадии завершения заводских испытаний, без проведения заключительных операций. То есть, акт приёмки надо подписать, а отправлять аппарат на космодром нельзя, так как ещё предстоит провести заключительные операции на аппарате. Технически всё решаемо, и время терпит, но горит месячный план по объёму и номенклатуре, что лишает претендентов премий. Военное представительство не вправе самостоятельно принять решение, поэтому в ГУКОС отправился сам директор «Южмашзавода» Кучма Леонид Данилович. Ничего необычного в данном случае не было – практически штатная ситуация при производстве и испытаниях космической техники. В каждом случае требуется индивидуальный подход, всесторонний анализ причин и последствий. Если это не в ущерб качеству и надёжности, можно отступить от установленного порядка и правил. В данном случае на кону премия – и только! Но каково Заказчику, нарушающему и подающему плохой пример своему представительству на заводе?! Аппарат не прошёл до конца электрических испытаний, а акт приёмки продукции подписан? На предложение Германа Степановича Титова (он меня вызвал для подписания Акта) в присутствии Кучмы Л.Д. привожу обоснование и аргументы против подписания Акта. Однако не нашёл понимания у обоих. Пытаюсь сослаться на прокурорский надзор и уже имевшийся случай предупреждения Прокуратуры одному из руководителей ГУКОС за нарушение установленных требований приёмке продукции. Не возымело действия. Дуэтом пытаются меня убедить в целесообразности приёмки продукции с ликвидацией отставания по срокам в считанные дни, но уже в следующем месяце. Не подействовало. Признали меня недальновидным и трусом, с известной фразой Титова Г.С. «Всё, свободен, привет горячий» я был отправлен из кабинета. И всё-таки решение о возможности подписания акта приёмки аппарата не состоялось. Такое было возможно в ГУКОС, где с пониманием и уважением относились к позиции офицера или генерала, какую бы он должность ни занимал. Знать бы, что через много лет Кучма Леонид Данилович станет Президентом Украины, а Герман Степанович – депутатом Государственной Думы РФ и будет согласен взять меня в свои помощники (его неожиданная скоропостижная кончина этому помешала) – может быть, не устоял бы я под напором этих будущих государственных деятелей и рискнул бы документ снизу подписать. Утверждающую подпись поставил бы космонавт №2, осмелился бы прокурор, в случае необходимости, сделать прокурорское предупреждение? Риск – благородное дело, если бы знать – куда дело повернётся.
Можно не сомневаться, что народ Украины освободится с помощью России от продавшейся Западу и США руководящей верхушки коррумпированной власти. Пройдёт период демилитаризации и денацификации и, будем надеяться, что вновь наступят времена братского сосуществования  двух народов Русского мира. Когда это случится?  Время покажет.

                        Письменный Н.М., полковник,
Член Центрального совета Союза ветеранов Космических войск, лауреат Государственной премии ССС
  • Памятные даты


  •      

    Июнь 2024


    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    27 28 29 30 31 1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
Труженики космоса,© 2010-2019
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"