103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Автографы космонавта.

Отмечая 85-летие со дня рождения и накануне 20-летия ухода из жизни Второго космонавта планеты Земля вновь и вновь обращаемся к этой легендарной личности. По-разному  складывались служебные и человеческие отношения  с ним  сослуживцев. Но все они с гордостью могут сказать, что им посчастливилось общаться с незаурядным человеком. При этом становятся интересными даже какие-то мелочи, детали его взаимоотношений с с окружающими людьми. Об одном из таких элементов, а именно об автографах Германа Степановича, вспоминает ветеран  Космических войск полковник Письменный Николай Михайлович . 

                                 Автографы космонавта.

"Моя первая встреча и знакомство с Германом Степановичем произошли в апреле 1962 года в Кремлёвском дворце съездов при подготовке приветствия  XIV съезду ВЛКСМ от имени Вооружённых Сил.  Группу приветствия составляли слушатели и курсанты военных академий и училищ из парадных расчётов всех родов войск. С приветственным словом от Вооруженных Сил СССР к делегатам съезда было поручено Титову Герману Степановичу.

День участия в этой церемонии остался незабываемым. Председатель президиума съезда Первый секретарь ЦК ВЛКСМ С. Павлов объявлял, что на съезд пришли представители Вооружённых сил. Под звуки военного оркестра, под Знаменем вошли колонны молодых офицеров и курсантов. Знаменосцы, дойдя до сцены, остановили движение колонн, замолк оркестр, вошедший строй замер по стойке "смирно". Молодой космонавт майор Титов поднялся на трибуну и произнёс приветственную речь. Зал стоя шумно аплодировал, раздавались различные здравицы. Но мы, участники приветствия, не спускали глаз с Германа, который должен был рукой дать нам знак для  поворота кругом и начала движения из зала...

Чтобы чётко отработать эти действия мы заранее неоднократно собирались в Кремлевском дворце съездов на репетиции, которыми руководил  комендант Кремля генерал-лейтенант Колесников. Во всех тренировках участвовали Юрий Гагарин, который должен был вносить Знамя комсомола, и Герман Титов. Для нас главными моментами были одновременные действия большого и сложного строя без обычных строевых команд. После довольно долгих проб способов подачи сигнала-команды был выбран неприметный для зрителей жест рукой Германа в конце аплодисментов вместе после приветственной речи. Жест был отработан так филигранно, что только мы в строю могли понять, что это команда "кругом!" Правда, на официальной церемонии произошло не совсем так.

В кадрах кинохроники можно увидеть Германа  в эпизоде приветствия XIV съезда ВЛКСМ. Прекратив хлопать в ладоши, он высоко поднял правую руку и, как профессиональный дирижёр оркестра, дал отмашку на исполнение команды «кругом». Потом объяснял: "Волновался очень.".

От тех встреч в Кремлёвском дворце съездов в апреле 1962 года остались у меня автографы на открытках первых космонавтов Ю.А. Гагарина Г.С. и Титова , полученные на открытках.

После той встречи мой служебный путь вновь пересёкся с Германом Степановичем в период, когда мы уже были в более высоких офицерских званиях: я – подполковник, старший офицер Главного управления космических средств Министерства обороны СССР, он – полковник, окончил в 1972 году академию Генерального штаба и был назначен на должность заместителя начальника Главного испытательного центра испытаний и управления космическими средствами. И какую бы должность он ни занимал - всегда был открыт для общения  сослуживцам и просто знакомым. Зная это, к нему обращались без стеснения многие и по самым различным поводам – служебному, бытовому, общественному, семейному. Понимая силу своего авторитета, он старался помочь: подписывал письма, звонил по телефону, разрешал ссылаться на его имя. Подпись или звонок Титова Г.С., как правило, положительно действовали на руководителей тех или иных организаций.

Вышло Постановление Правительства о завершении лётных испытаний космического комплекса «Тайфун-1» и принятии его на вооружение, войска должны перейти в режим штатной его эксплуатации. В ГУКОС совместно с Войсками ПВО надлежало подготовить проект Приказа Министра обороны о принятии на вооружение комплекса. Учитывая специфические взаимоотношения этих двух структур, началось «перетягивание каната». Особенно в этом преуспевал Главный штаб Войск ПВО. Оставались считанные дни до установленного срока представления приказа на подпись Министру, а разногласия не были сняты. Получаю информацию: 20 сентября  Дважды Герою Советского Союза Главнокомандующему Войсками ПВО Главному маршалу авиации Колдунову А.И. исполняется 55 лет, и в этот день он должен проводить Военный совет. Беру недавно изданную книгу Г.С. Титова «Голубая моя планета» и направляюсь  к автору. Рисую ему не радужную картину с согласованием проекта приказа Министра, прошу, поздравив Колдунова с днём рождения, предложить принять меня незамедлительно так как срок представления проекта приказа истекает на следующий день, а также вручить книгу с автографом автора.

Титов с пониманием отнёсся к предложению: поздравление по телефону состоялось, добро на аудиенцию к Главному маршалу авиации получено. Мы с ведущим по комплексу Морозовым Олегом Константиновичем на машине отправляемся в пункт, ранее нам незнакомый.На объекте  нам  обеспечен зелёный коридор, входим в приёмную – зал ожидания, окрашенный голубым цветом лампас и золотом погон. Представились дежурному офицеру, спросили наивно, как долго придётся ждать. Оказывается, Совет заседает уже больше часа, генералы в зале тоже ждут, чтобы поздравить или передать сувениры своим начальникам, находящимся на Совете, для вручения юбиляру. Окинув взглядом зал, мы увидели подарки – картины, вазы и прочее. У меня же – всего-то маленькая книга в 300 страниц, но от кого! От самого Германа Степановича Титова – второго космонавта Земли!

Проходит ещё пара часов ожидания, открывается дверь, появляется Главный маршал авиации и обращается ко мне: «Вы от Титова? Заходите». В кабинете первое, что я делаю, передаю книгу Германа Степановича с автографом. Колунов, листая её, шутя произносит: «Герман Степанович бракодел, только две дочки, а где мужчины-воины?» Мне оставалось только согласиться. Далее последовал  доклад по существу приказа, с незначительными изменениями формулировок которого мне было дано право согласиться. Последовал короткий телефонный разговора Колдунова  с Титовым: благодарность за поздравление и книгу с автографом и согласие завизировать проект.  С чувством выполненного долга я покинул кабинет высокого военачальника. На следующий день листы проекта были перепечатаны, и проект приказа Министра обороны представлен на подпись в установленный срок.

В моей библиотеке тоже имеется книга Г.С. Титова «Голубая моя планета», вышедшая из печати в 1977 году, с дарственной надписью автора: «Николаю Михайловичу Письменному с добрыми пожеланиями! 12.04.77г. – подпись Титов».

В командировках с Германом Степановичем мне выпадало быть не часто. Но одна из них запомнилась особенно.  На космодроме "Байконур" в гостинице я оказался рядом с Германом Степановичем, а также Юрием Фёдоровичем Кравцовым - моим непосредственным начальником и Владимиром Фёдоровичем Толубко - Главнокомандующим РВСН. После ужина и игры в бильярд началась демонстрация кинофильма, а в номере Титова шло обсуждение космических тем. У меня в багаже была приготовлена  фотография Титова: в штабной фотолаборатории изготовили его портрет  в генеральской форме. Грех не воспользоваться случаем: попросил Германа Степановича  подписать фото и он с готовностью согласился. Но, какая досада! В моей фамилии Титов пропускает одну букву. На моё огорчение следует действие – этой же ручкой ошибка исправляется, но весьма заметно. Говорю: «Герман Степанович, фотография испорчена, а  другой у меня нет!» В ответ: «Николай Михайлович, через много лет этой фотографии цены не будет». Пришлось согласиться.

Действительно, не было бы ошибки – не было бы и истории её возникновения. Как дорогую реликвию храню эту фотографию в семейном архиве.

Вот одна бытовая история, о том как именем Титова воспользовались офицеры ГУКОС, Центра КИК, ЦПИ-31 Министерства обороны, лётчики гражданской авиации, проживающие со мной в одном доме. Между жилым домом и школой находился заброшенный, неухоженный участок земли. Автомобилисты решили этот участок обустроить под автостоянку. Когда дело подходило к концу работ, по заявлению «доброхота» появились официальные лица и потребовали убрать автомобили с «захваченной» территории. Начались походы активистов-автомобилистов по инстанциям: писали обращения, приглашали журналистов из газет, добились показа конфликта по одному из телеканалов Москвы; всё тщетно. Я тоже не стоял в стороне: в нашей семье появилась машина-копейка, и иметь место на автостоянке было очень кстати. После некоторых раздумий беру книгу  «Голубая моя планета» и иду к автору. Обрисовал в красках картину наших потуг, пояснив, что в более 50 офицеров нуждается в помощи  попросил от их имени содействия в решении проблемы. Германа Степановича долго уговаривать не пришлось. Он при мне позвонил по правительственной связи председателю Исполкома Гагаринского района, попросил его принять меня и оказать содействие. Затем подписал книгу Председателю с добрыми пожеланиями успехов на ответственной государственной работе.

По первому звонку в Исполком я был принят во внеурочное время. После вручения Председателю книги с автографом легендарного космонавта состоялась продолжительная беседа в дружеской обстановке. В итоге наша проблема с автостоянкой была решена, и автомобилисты нашего дома до сих пор вспоминают Германа Степановича с благодарностью за оказанную помощь.

И ещё об одном автографе Титова, полученного в его кабинете в Государственной Думе. После моего увольнения из Банка России надоело бездельничать. На одной из встреч ветеранов по случаю Дня Космических войск с участием Германа Степановича неожиданно по инициативе генерал-лейтенанта Гусева Юрия Григорьевича возникло предложение  поработать мне в качестве помощника депутата Государственной Думы. Герман Степанович это предложение одобрил и обещал согласовать кандидатуру с Зюгановым Г.А. Такое согласование затянулось, так как свободной вакансии не оказалось, она должна была появиться только осенью 2000 года. Но проходили встречи как-бы для предварительной подготовке к предстоящей работе. На одной из таких встреч, в ходе обсуждения современных проблем и появился его автограф на странице журнала «Проблемы информатизации», где Титов был главным редактором.

Последняя наша встреча состоялась на торжественном мероприятии, организованном Федерацией космонавтики России  в честь 65-летия со дня рождения Германа Степановича, в то время Президента Федерации. Кстати, на этом мероприятии два космонавта – Титов  и Попович  задали друг другу вопрос и на него ответили сами: чем отличается юбилей от поминок? Ответ: там и там говорят добрые слова, но один слышит, а другой – нет, с одним можно выпить, а с другим – нет. А буквально через несколько дней уже на прощании с Германом Степановичем Титовым  этот анекдот Павлу Романовичу пришлось вспомнить ...

Неожиданный уход из жизни Германа Степановича стал невосполнимой потерей для семьи, Космических войск и, конечно, для ветеранов Космических войск. Ничего не предвещало, что такое может случиться. Полный жизненной энергии, деловой активности, с грандиозными планами... Вечная память останется в сердцах людей всего мира, а особенно тех, кто имел честь служить, работать на будущее, мог общаться с Человеком с большой буквы.

Полковник Письменный Н.М.,
член Центрального совета Союза ветеранов Космических войск,
академик Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского
заслуженный испытатель космической техники,
лауреат Государственной премии СССР.
Труженики космоса,© 2010-2019
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"